Сказка написана за два года до 08-08-08. И за восемь лет до майдана.

В некотором городе, в некотором доме жил в коммунальной квартире Миша. Жил не один, а с полюбовницей своей Нинкой, которой соседи дали кличку «буржуйка». И не зря, надо сказать, дали. Ибо от парочки этой вся квартира некоторого дома волком выла. То зальют кого, то нажрутся с дружками, да всю ночь песни пьяные орут. А уж что плохо лежит где, так тут сразу себе утянут. И знать будешь, куда делось, а назад не выпросишь. Законы не для них писаны. И за свет они в квартире не платят — чO, говорят, будем мы такие бабки отстёгивать. Пусть кто побогаче нашего, тот и рассчитывается. Соседей своих вообще со свету сживать стали. Ирку Осетинову, что с севера в город приехала вообще как-то в комнате забаррикадировали. «Убирайся», говорят, «на свой север, а мы твою комнату к нашей присоединим, нам лишняя комната совсем не лишняя. И пох.. нам, что тут твои родители ещё до нас жили». Другой сосед, Абхазов, попробовал за Ирку заступиться, так Мишка к дружбану своему, Жорику побёг, что второй четвёрик недавно разменял и вечером они соседа так отметелили, что всё желание заступаться пропало.

Так бы и мучались обитатели квартиры, но вселился к ним Владимир, сам из бывших военных. Хотя, может быть, военные бывшими не бывают? Словом, настоящий полковник. Приструнил он Мишку, Жорика от квартиры отвадил, провода электрические от комнаты Мишкиной оторвал и пока с долгами не рассчитается, да всё украденное не вернёт, назад приделывать не разрешил. Мишка приутих вроде, только Владимиру за спиной кулак показывает, да за глаза мудаком обзывает. А соседям ехидненько так заявляет — «устроит скоро Жорик вашему Вовочке оранжевую революцию и бурю в пустыне, тут я с вами и посчитаюсь». Вот такая грустная сказочка получается...

Дальше: «Сказка об одном народе»