Многие скажут Мне в тот день: «Господи! Господи! Не от Твоего ли имени мы пророчествовали?
И не Твоим ли именем бесов изгоняли? И не Твоим ли именем многие чудеса творили?»
И тогда объявлю им: «Я никогда не знал вас; отойдите от Меня, делающие беззаконие.»

Иисус из Назарета

Татьяна смотрела на собирающуюся в храме толпу. Ненависть к этим жирным, самодовольным рожам и предвкушение грядущего переполняли её. Подумать только, ещё год назад она мечтала стать одной из этих насекомых — самодовольная дочь партийного бонзы (теперь ненавидимого ею), любимца самого государя-императора, почтеннейшего Александра Севера, этого лицемерного последователя Христа*, сытая жена молодого перспективного чинуши из хорошего рода, почтенная матрона с выводком пищащих ублюдков... Брр... Ну уж нет!

Встреча с Учителем, прибывшим в столицу с Ближнего востока, из самой колыбели истинной веры (как он утверждал), перевернула всё. Грядёт конец света — вещал Учитель — и вы, избранные, станете карающими ангелами, десницей бога, отделяющей агнцов от козлищ. По его заданию ученики (правильнее назвать их сектантами) грабили прохожих, устраивали поджоги, отравляли колодцы. Но этого было мало, и учитель замыслил нечто грандиозное. План Учителя требовал много денег, награбленного не хватало и сектанты стали продавать своё имущество. Татьяна с восторгом восприняла идеи, проповедуемые Учителем, и позаимствовала у отца крупную сумму на их реализацию.

Толпа стихла. Группа жрецов (Татьяна даже в мыслях не могла назвать их священниками) начала подниматься по ступеням, ведущим к алтарю. Татьяна вскочила со своего места (а статус её семьи позволял занять одно из лучших) и, звенящим от напряжения голосом, начала кричать — мой Бог велик! Мой Бог велик!
Превосходная акустика — строители знали толк в своём деле — разнесла отзвуки её воплей по всему храму. В то время, как собравшиеся недоумённо озирались, а поднимающаяся процессия приостановилась, страшный удар расколол алтарь, окружавшие его статуи, колонны, часть крыши рухнули на недоумевающую толпу. Пыль наполнила помещение, в мутном воздухе раздались крики ужаса и боли.
Татьяна замолкла. Она была ошарашена мощью произошедшего. Но вокруг неё уже возникли боевики секты. Их предводитель, высокий ливанец, руководивший в секте боевым подразделением, подмигнул Татьяне. — Хорошо грохнуло — оскалился он — наш малыш подрывник знает своё дело. Пора смываться. Боевики окружили Татьяну и, разгоняя толпу окованными железом палицами, двинулись к выходу.

— Сегодня у нас великий день — произнёс Учитель, — Я хочу, чтобы завтра по городу были расклеены листовки с рассказом о нашей победе. Например, так: «И диавол, обитавший в идоле, с громким криком и рыданием бежал от того места, причём все слышали вопль его и видели тень, пронесшуюся по воздуху». И, успех надо развивать. Завтра мы сделаем следующее…

Холодный взгляд Виталия не сулил стоящему перед ним ничего хорошего. — Итак, главный храм города разрушен, пострадало почти полторы тысячи человек, причём совсем не простолюдинов. Две сотни мертвы, а сколько доживёт хотя бы до конца недели, я не знаю. Император назначил меня следить за ходом расследования. Я пытаюсь прикрыть вашу задницу, но, сами понимаете, я не всесилен.
Виталий сделал паузу и, внезапно рявкнул — результаты, любезнейший Кай, вас спасут только результаты, и полученные в ближайшее время. Что сделано?
— Ээээ — пробормотал Кай — Мы уже знаем, кто это сделал. Чёртовы религиозные фанатики — те же, что травили колодцы и устраивали поджоги. Мы вышли на их след, но потеряли исполнителей — и несколько наших в храме. И вот ещё что — среди них замечена дочь самого… Кай наклонился к уху Виталия и прошептал чьё-то имя.
— Вот как? Татьяна? — удивился Виталий — это даёт Вам шанс. Придержите эту информацию, мой друг, она очень интересна. Как думаете, что нам стоит ждать от наших фанатиков дальше?
— Боюсь, в ближайшее время они произведут ещё одну акцию. Мы нашли поставщиков взрывчатки — ими оказались наши китайские партнёры, чтоб их. По их оценкам хватит ещё на один такой же взрыв. Мой информатор в секте сообщает, что он будет произведён в ближайшие дни в храме на Приречной улице.
— Отлично, мой доблестный Кай. В этом храме, если я не ошибаюсь, собираются простолюдины. Дождитесь проведения акции и берите всех с поличным. Особенно Татьяну. Мы можем пожертвовать некоторым количеством серого люда, но должны получить железные доказательства её вины. Такие, чтобы у нашего, не в меру мягкотелого Домиция** не возникло никаких возражений.

— Катастрофа, Учитель! Одежда вбежавшего ливанца была порвана, запылена и окровавлена. — Всё шло, как и задумывалось, но после взрыва храм оказался оцепленным гвардией и тайной полицией. Я прорвался и ушёл от погони, остальных взяли. Что делать, Учитель?
Что делать? — Учитель осклабился — зачищать хвосты. Кинжал Учителя пробил грудь ливанца, возбуждение на лице последнего сменилось недоумением, его большое тело рухнуло и забилось на полу.
Денег, полученных от Кая и одураченных сектантов, хватит на скромное имение, где-нибудь на острове в тёплых морях — сказал себе Учитель (он привык к этому, поскольку уже давно не находил столь же умного собеседника). Как, Иоанн, ты относишься к какому-нибудь Патмосу? А напоследок, сотворим красивую легенду с Татьяной в главной роли. Каждому учению нужны мученики. А ещё лучше — молодые, красивые, невинные мученицы.

Так как Татьяна происходила из знатной семьи, допрос третьей степени к ней нее применялся. Впрочем, она, как и её подельники, не скрывала содеянного, а с гордостью рассказала всё. Всё, кроме имени и местонахождения Учителя — на чём Кай по понятным причинам и не настаивал. Отец Татьяны был удивлён своим участием в деятельности секты. Он никак не мог поверить в то, что его оговорила собственная дочь. Виталий, конечно, знал истину, но помалкивал. Суд приговорил всех участников заговора к смерти. Имущество семьи Татьяны было конфисковано на нужды пострадавших. Распорядителем стал Виталий.

После суда в столице появились листовки, в которых рассказывалось о чудовищных пытках, которым подвергли Татьяну, её чудесном исцелении, объясняющем отсутствие следов пыток у Татьяны во время суда, сверхъестественных причинах взрывов в храмах, вмешательству ангелов, вооружённых железными палками, в происходящее.

*Для многих удивительно, но мать Александра, Юлия Мамея, фактическая правительница империи, была христианкой, ученицей Оригена Адаманта (см. «Церковную историю» Евсевия Кесарийского). Сам Александр чтил Христа наравне с другими богами. Правление его отличалось чрезмерной мягкостью и снисходительностью, что и стало причиной его падения. Время его правления описано в «Истории Августов» (биография Александра Севера, написанная Лампридием), трудах Диона Кассия и Геродиана. Появление столь несообразующейся с историческими свидетельствами повести, как «Житие Святой Татианы», объясняется борьбой среди различных течений в христианстве, в частности с осуждением официальной церковью Оригена, чьё учение о всеобщем спасении считается церковью одной из самых страшных и запретных ересей. Представьте себе — нет никаких вечных мук. И чем тогда пугать паству?

** Домиций Ульпиан — юрист, один из основоположников римского права. Определял право, как искусство доброго и справедливого, основанное на принципе «juris praecepta sunt haec — honeste vivere, alterum non laedere, suum cuique tribuere». Был убит преторианцами, недовольными ограничениями их прав в пользу простых граждан Рима. В «Житии Святой Татианы» предстаёт кровожадным чудовищем, заливающим Рим кровью невинных христиан.

Дальше: «Против подлецов»