Мюнхен, 24 февраля 1920 года.
Милейший Рудольф!

Получил твоё письмо и спешу с ответом. Ты пишешь, что хочешь податься в наши края, поскольку в Берлине всё совсем плохо. Не советую. Дела в нашей милой Баварии так же, как в последнее время во всей Германии — то есть никак. Работы мало, цены растут. Немногие счастливчики получают зарплату в обед, чтобы успеть потратить её к ужину. На следующий день этими деньгами можно только подтереться. Кому от этого хорошо? Никак не немцам. В умах разброд и смятение. В городе триста партий, все подались в политику, но хлеба от этого больше не становится. Увы, нет у нас настоящего вождя, который бы навёл порядок.

Представь себе, даже наш сосед, этот чахоточный Дрекслер, создал свою партию. Конечно же, рабочую и социалистическую* — какие у нас ещё сейчас бывают? С ним в ней шесть человек — журналист-алкоголик**, бывший вояка***, о котором рассказывают всякие гадости и тому подобный сброд. Впрочем, вру. Вчера они приняли седьмого камерада. Говорят, совершенно безбашенный парень, но язык — что помело. Как же его зовут? Не то Альберт, не то Адольф и такая смешная фамилия. Сегодня он выступает в Хофбройхаусе***, схожу, послушаю, поскольку другие развлечения нам тут недоступны. Как же всё таки его зовут? А, вспомнил, Адольфом. Не слышал о таком — Адольфе Гитлере?
(оборвано)

*Национал-социалистская рабочая партия Германии
**Дитрих Экарт
***Эрнст Рэм
****24 февраля 1920 года в пивном заведении Хофбройхаус состоялся митинг, на котором Гитлером была обнародована программа национал-социалистской партии и «партия, выйдя за рамки небольшого клуба, впервые оказала определяющее влияние на наиболее существенный фактор нашего времени — общественное мнение» («Майн Кампф»).

Дальше: «Млечный путь»